Главная | Семейное право | Личные неприязненные или хулиганство

Хулиганство и хулиганские побуждения как уголовно-правовой феномен

Исторический очерк развития уголовной ответственности за хулиганство Субъективная сторона хулиганства Согласно общепринятому в юридической литературе мнению хулиганство характеризуется с субъективной стороны как умышленное преступление. Однако по поводу видов умысла при хулиганстве мнения разнообразны. Существующие в юридической литературе соображения по поводу умысла хулиганства можно представить в виде двух позиций.

Удивительно, но факт! Логически последовательно рассуждая в русле В.

Первая позиция характеризуется тем, что хулиганство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Данная позиция по поводу косвенного умысла, в свою очередь представлена в двух вариантах.

Понятие хулиганства

Согласно одному из них виновное лицо сознает общественную опасность своих действий, предвидит неизбежность возникновения опасных последствий, но относится к ним безразлично. В данном случае позиция автора обусловлена тем, что хулиганство выступает как материальный состав, требующий наступления последствий. Отстаивая возможность косвенного умысла хулиганства, В. Из цитируемой части постановления делается следующий вывод: Сделанный исследователем вывод действительно справедлив.

Высшая судебная инстанция полагает возможным, строго говоря, квалифицировать как хулиганство любое грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу. Можно предположить, что в процессе хулиганских действий субъект причинит вред здоровью потерпевшего или нанесет ущерб его собственности. В отношении данных последствий он может обнаружить косвенный умысел.

Но такие последствия вовсе не являются обязательным признаком объективной стороны хулиганства, которое считается оконченным преступлением с момента грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, с применением оружия или иных предметов или совершенное по экстремистским мотивам. Логически последовательно рассуждая в русле В. Мальцева, можно прийти к выводу, что, например, косвенный умысел присутствует в отношении лица к тяжкой болезни, которой заболел, будучи оклеветанным ст.

Справедливо считая, что возможны последствия при хулиганстве, которые могут быть весьма значительными и вместе с тем весьма абстрактными, А. Игнатов, последовательно выступавший за возможность косвенного умысла при хулиганстве, отмечал: Игнатов переносит косвенный умысел не на последствия, а на факт грубого нарушения общественного порядка с проявлением явного неуважения к обществу. С таким мнением, пожалуй, можно согласиться, исходя из предложенного нами понимания хулиганского мотива, суть которого заключается в необходимости демонстрации собственного эго.

К факту нарушения общественного порядка у субъекта действительно может быть безразличное отношение. Портнов пишет по этому поводу: Трудности при оценке деяния, как правило, возникают потому, что в данной ситуации имеется сочетание двух мотивов личного и хулиганского. Критики косвенного умысла при хулиганстве отмечают, что такое положение противоречит теории вины в формальных составах. Действительно, если человек совершает какой-либо поведенческий акт, носящий водимый характер, он не может не желать его совершить. Данное положение является аксиомой психофизиологии и психологической теории действия.

Но это абсолютно справедливое утверждение означает, что в случае совершения деяния с косвенным умыслом человек желает совершить соответствующие действия, вот только к последствиям он относится безразлично. При хулиганстве субъект также совершает определенные действия, которые он желает совершить, желая при этом проявить собственное эго.

Но такое отношение характеризует психологическую связь с действием, с поведением, а вот к последствиям поведения, к его, быть может, нравственному итогу субъект может быть безразличен. Так, например, Коптевским районным судом Лопухов осужден по ч. Без всякого сомнения, виновный желал совершить соответствующие действия, но можно ли с полной уверенностью утверждать, что он желал при этом грубо нарушить общественный порядок и выразить явное неуважение к обществу.

В данном контексте представляет интерес итог интервьюирования судей, проведенный одним из авторов. С позиций характеристики субъективной стороны хулиганства необходимо выяснить отношение субъекта с действиям, которые он совершает, и его отношение к нравственным, моральным последствиям или моральной окраске таких действий.

Пьяный субъект, например, размахивая гаечным ключом в вагоне метро, поносит присутствующих нецензурной бранью. Чего он при этом желает? Данное утверждение с точки зрения психологии представляется несомненным. Но вот желает ли он проявить явное неуважение к обществу и грубо именно грубо нарушить общественный порядок? Думается, что на данный вопрос нельзя ответить абсолютно определенно. Вполне возможно, что именно на грубое нарушение общественного порядка направлены его побуждения, поскольку такой вариант поведения для субъекта является наиболее приемлемым в контексте объективации эго.

Но вполне возможно и другое: Явное неуважение к обществу не является его стремлением, что характерно для прямого умысла, нравственный флер собственного поведения его не волнует. Главное для него — любым способом продемонстрировать собственную значимость. Такой вариант психического содержания или отношения субъекта к нравственному итогу своего поведения также вполне уместен.

Уголовная ответственность за хулиганство

Более интересно, однако, другое. Сторонники как прямого, так и косвенного умысла чаще всего ссылаются на отношение субъекта к своим действиям и их последствиям. Мальцев имеет в виду конкретные последствия, которые могут быть итогом хулиганства, но которые составляют объективную сторону иных преступлений телесные повреждения. Непримиримый последователь только прямого умысла при хулиганстве, Е. При этом устанавливается не только абстрактный факт грубого нарушения общественного порядка, но и те конкретные проявления, которые входят в содержание поведения лица.

Доказывание по уголовным делам о хулиганстве. Таким образом, речь идет о конкретных преступлениях, ответственность за совершение которых установлена также в конкретных нормах уголовного закона, что является далеко не лишним подтверждением отсутствия у хулиганства собственной объективной стороны. Кроме того, если умыслом субъекта охватывалось причинение здоровью потерпевшего вреда, если виновный желал причинить такой вред, тогда почему деяние следует оценивать как хулиганство?

Скорее всего, вопрос разрешается в зависимости от места совершения преступления, что, как мы отмечали, юридический нонсенс. Деяние не может квалифицироваться в зависимости от места совершения преступления, если место его совершения не является признаком состава. Противники косвенного умысла при хулиганстве настаивают на том, что такая конструкция психического отношения к преступлениям, характеризующимся формальными составами, нарушает теоретические каноны вины.

Но теоретические каноны вины в формальных составах, в свою очередь, нарушают законодательные предписания, что с позиций принципа законности не может быть приемлемо.

Статья 213 часть 1

Таким образом, прямой умысел так же как и косвенный ориентирован только на материальные составы преступлений. В формальных составах последствия находятся за рамками состава, и установление психического отношения к ним не требуется. Но в таком случае законодательное определение умысла приходится искажать в угоду формальных составов: На данное обстоятельство обращалось внимание в литературе, но пока закон устанавливает определенную конструкцию умысла, правоприменитель не вправе ее искажать.

В хулиганстве-преступлении законодатель искусственно соединил мотив, который не может быть деянием, и деяние, ответственность за которое предусмотрена в иных нормах уголовного закона. Поэтому получился дуализм психического отношения, который свидетельствует о несообразности конструкции ст. Более того, в постановлениях пленума Верховного Суда РФ по отдельным делам четко указывается, что при совершении хулиганства должен быть установлен хулиганский мотив.

Например, в одном из постановлений сказано: Строго говоря, высшая судебная инстанция разделяет мотив хулиганства и само хулиганство.

Удивительно, но факт! Она предусматривала наказание в виде принудительных работ или лишения свободы сроком до одного года. Федерального закона от

Но если мотив — это грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, то что входит в хулиганство как деяние? Очевидно, такие действия, которые, как мы неоднократно подчеркивали, составляют объективную сторону других преступлений — против жизни или здоровья, против чужого имущества.

В литературе по данному поводу подчеркивается, что обязательным признаком субъективной стороны хулиганства является хулиганский мотив, который состоит в стремлении в неуважительной форме бросить вызов обществу, показать пренебрежение к правилам социального общежития, то есть все то, что субъект, по определению высшей судебной инстанции, должен сознавать и желать: В итоге оказывается, что субъект должен с прямым умыслом относится к факту нарушения общественного порядка, то есть к мотиву совершаемого им деяния и умышленно — к хулиганству как конкретному итогу грубого нарушения общественного порядка в виде причиненных материальных или физических последствий если, конечно, они есть.

Такая конструкция представляется очевидным юридическим нонсенсом, который, однако, вытекает из отдельных теоретических положений и большинства судебных решений. Таким образом, оказывается, что субъективная сторона хулиганства противоречива по той простой причине, что хулиганство не имеет собственных особенностей объективной стороны. Все компоненты объективной стороны хулиганства являются одновременно компонентами других составов преступлений, что отрицает объективную специфику именно хулиганства.

Что касается предлагаемых возможностей отграничения хулиганства от других преступлений, в частности по мотивам, то в данном вопросе судебное толкование не вносит ничего позитивного, максимально запутывая ситуацию. Но что же тогда характеризует хулиганство, по поводу которого высшая судебная инстанция постоянно высказывается в смысле отсутствия видимого повода к совершению деяния? По такому признаку, который предложен высшей судебной инстанцией России, отличить хулиганство от преступлений, совершаемых из хулиганских побуждений, невозможно.

Судебные определения, в сущности, продолжают линию постановления, по существу разграничивая хулиганство и другие преступления не столько по мотивам, которые ранее назывались мотивами личной неприязни, а по факту нарушения общественного порядка. Так, отказывая в квалификации деяния как убийства, совершенного из хулиганских побуждений, Верховный Суд отметил, что в действиях виновного не обнаружено открытого вызова общественному порядку и желания противопоставить себя окружающим, а поэтому деяние следует квалифицировать лишь по п. Совершенно непонятно, в каких случаях обнаруживаются хулиганские побуждения, а в каких нет.

личные неприязненные или хулиганство было

Если человека доставляют в вытрезвитель, а он устраивает драку, то почему такие действия не связаны с грубым нарушением общественного порядка? Впрочем, поставленный вопрос относится к категории риторических и свидетельствует лишь о том, что умысел при так называемом хулиганстве направлен чаще всего на совершение конкретных действий, ответственность за совершение которых установлена другими статьями Уголовного кодекса. Вывод, который можно сделать на основании изложенного, заключается в том, что хулиганство с позиций характеристики его субъективной стороны, во-первых, практически неотличимо от хулиганского мотива, что категорически нарушает объективно-субъективную структуру состава преступления, и, во-вторых, установить конкретный вид умысла при хулиганстве практически невозможно, поскольку хулиганство не является преступлением, а является мотивом преступного поведения.

Сделанный вывод находит определенное подтверждение на основании внесенных в диспозицию ст. В результате такого дополнения, как мы уже отмечали, хулиганство оказалось представленным в двух видах вариантах: Одним из мотивов хулиганства является грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, другим — экстремистский мотив. Таким образом, в диспозиции анализируемой нормы объективная сторона и мотив в части, исключающей экстремистские побуждения и применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, оказались абсолютно идентичными.

В одном из последних постановлений президиума Московского городского суда при отмене приговора указано: Ориентируя суды на подобное отношение к решению вопроса о наличии уголовно наказуемого хулиганства. Московский городской суд, по существу предлагает констатировать, что для наличия хулиганства по п. Решения такого рода представляют собой юридический нонсенс и решительно не могут быть приняты в правоприменительной практике.


Читайте также:

  • Уведомление о сокращении штатов в рк
  • Ипотека без справок молодой семье
  • Иск о признании права собственности и самовольная постройка
  • Сведения о реорганизации юридических лиц вестник
  • Право следования может переходить по наследству только наследникам
  • Сбил пешехода в речице
  • Как удержать жену после развода